ГУ "Республиканский научно-практический центр трансфузиологии и медицинских биотехнологий"
Министерство здравоохранения Республики Беларусь
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

+375 17 289-84-84
+375 17 289-86-43              
    Информация донорам                 

Делиться с пользой. Каким бывает донорство

Возобновляемый ресурс. Человеческий организм — удивительное изобретение. И он способен генерировать возобновляемые ресурсы. Донорство крови и компонентов, яйцеклеток и спермы, а также сдача волос — что для этого нужно и сколько на этом можно заработать? 

Мы с тобой одной крови

Вторник, на часах 8.30. Поднимаюсь на второй этаж здания Республиканского научно‑практического центра трансфузиологии и медицинских биотехнологий. Просто так сюда заявляться не стоит. Чтобы стать донором, нужно записаться заранее и подготовить документы: для первой донации цельной крови — это паспорт, военный билет, фотография 3 на 4 см, выписка из медицинских документов, флюорография не старше года, результаты осмотра гинекологом (для женщин). Донором может стать здоровый человек от 18 до 60 лет.

Внутри РНПЦ оживленно: одни только подходят к окну регистрации, другие — уже с повязками на руках. Возле кабинетов, где идет прием врача, заняты все скамейки. В основном — мужчины лет от 35 и старше, хотя немало и молодежи. 

Первым делом донор подходит к окошку регистрации и предъявляет паспорт. Специалисты проверяют, нет ли у добровольца медицинских отводов — противопоказаний. Антон Свирский, врач‑трансфузиолог, заведующий отделением заготовки крови в выездных условиях РНЦП трансфузиологии и медицинских биотехнологий, объясняет: 

 

 

— Есть ряд заболеваний, с которыми донором быть нельзя. Мы получаем данные из санэпидемстанции, туберкулезного, кожно-венерологического диспансеров и других учреждений. Плюс мы отмечаем наши отводы, если они были. Если все нормально, человек получает карту‑анкету: он должен ответить на вопросы по образу жизни, состоянию здоровья. 

После регистрации — сдача общего анализа крови. Развернутый результат готов примерно через час, определение группы крови — дело 5 минут. Тем, кто готовится стать донором цельной крови, могут просто проверить гемоглобин: в кабинете стоит гемоглобинометр, который показывает результат за несколько секунд. Донору плазмы может понадобиться также сдать биохимический анализ крови.

Тем, кто привык, что аналогичные «поликлиничные» анализы просят сдавать строго натощак, стоит знать, что на донацию голодным приходить не нужно, объясняет Антон Свирский:

— Обязательно завтрак: каши, макароны, чай с булкой и вареньем — быстроусвояемые углеводы. За 48 часов до кроводачи нельзя употреблять спиртное, медпрепараты. Необходимо соблюдать диету: не есть жирного, жареного, копченого, больше пить жидкости. Обязательно выспаться. 

После сдачи анализов — медосмотр. На приеме обязательно присутствует врач‑трансфузиолог, врач‑терапевт, медсестра. Измеряют давление, вес и рост, врач смотрит результаты анализов, оценивает состояние человека, если нужно, помогает заполнить документы и выносит решение о допуске к кроводаче. Бывают ситуации, когда донор отклоняется.

— Например, минимальный уровень гемоглобина для женщин у нас 125 граммов на литр, у мужчин — от 135. Это для доноров цельной крови. Если показатели немного ниже, врач дает рекомендации по питанию, которые помогут исправить ситуацию. Если уровень совсем маленький — направление на консультацию специалиста в лечебное учреждение. Срок кроводачи переносится. 

Те, кто получил допуск, идут на первый этаж в буфет: здесь выдают паек. В пакете зефир, мармелад, печенье, гематоген, вода. Еще предлагают чай с сахаром. Питание на сумму 2% прожиточного минимума полагается каждому донору — независимо от того, возмездно или безвозмездно он сдает кровь. 

— Пить чай и есть перед сдачей крови мы не заставляем, но, если донор сдает кровь в первый раз, рекомендуем это сделать, чтобы набраться сил и успокоиться. Головной мозг потребляет много глюкозы, и перед тем как отдавать кровь, следует позаботиться о том, чтобы максимально обеспечить его кислородом и минимизировать риски от кровопотери. 

После получения пайка идем на третий этаж в донорский зал, где сдают цельную кровь. На кушетках — двое мужчин. По трубкам из вены кровь направляется в два контейнера — один побольше, на 450 мл, второй маленький — на 20 мл. Специальное устройство обеспечивает перемешивание забранной крови с консервантом и автоматически блокирует подачу крови, когда набран нужный объем.

— Кровь из маленького контейнера отправляется в лабораторию для анализа на инфекции. Если человек не сдавал биохимию, проверяются еще печеночные ферменты. Также при необходимости и с согласия доноров мы формируем базу потенциальных доноров стволовой клетки. На базе Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии есть регистр потенциальных доноров стволовой клетки по системе лейкоцитарных антигенов. Это нужно для трансплантаций костного мозга, гемопоэтической стволовой клетки. Чем больше человек в базе, тем проще найти совпадения. Как правило, совпадают родственники. Если их нет, нужно искать среди незнакомцев, и это очень сложно.

Для Виктора Андрощука это уже десятая донация. Признается: волнение было только в первый раз. И не из-за самой процедуры, а из-за того, что после анализов могло выясниться, что кровь не подходит: «Было бы жаль потраченного времени и усилий специалистов».

ФОТО АВТОРА 

В это время на донацию приходит новый доброволец. Виктор Андрощук — кандидат юридических наук, доцент филиала Российского государственного социального университета в Минске. Для него это уже 10‑я сдача крови:

— Однажды ко мне обратились знакомые — человек попал в аварию, надо было срочно сдать кровь. Для меня это прошло совершенно безболезненно. Врачи сказали: кровь хорошая, было бы здорово, если бы сдавал регулярно. Так я и стал донором. Это совершенно необременительно ни по времени, ни по усилиям. Плюс мотивирует следить за своим здоровьем.

Виктор Владимирович говорит, что есть и личный интерес: в детстве он много болел, лежал в больницах и очень не любит медучреждения. Донорство помогает побороть этот страх. А вот что касается денег, это точно не главный мотиватор:

— Я сдаю и безвозмездно, и возмездно, для меня это не ключевой момент. К тому же даже в случае безвозмездного донорства определенная компенсация полагается. 

Помимо донорства цельной крови, сдавать можно и ее компоненты — плазму, тромбоциты. Требования к таким донорам жестче: например, для сдачи плазмы дополнительно нужны результаты ЭКГ, особые требования и к показателям анализов крови. С донорством тромбоцитов отбор еще строже. А хранятся они всего 5 дней. Как правило, таких добровольцев в РНПЦ приглашают сами: это люди, которые постоянно должны следить за здоровьем, ведь их помощь может понадобиться в любой момент. 

Компоненты крови в РНПЦ собирают аппаратным методом. Мы заходим в зал плазмафереза — одновременно здесь может находиться 30 доноров. Суть плазмафереза в том, что от донора забирают цельную кровь, она фильтруется, отделяется необходимый компонент, а клетки крови с физраствором и консервантом возвращаются в кровоток донора. Длится процесс около часа (донация цельной крови — до 10 минут), но организм восстанавливается быстро: плазму можно сдавать раз в 14 дней, цельную кровь — раз в два месяца. Чем занять себя во время процедуры? Доноры не скучают: большинство смотрит фильмы, читает или играет в игры на смартфоне, это не запрещено. 

После сдачи крови донор проходит за справкой. Ее он предъявит на работе и сможет получить освобождение в день донации, а также еще один выходной на выбор — его можно требовать в течение 2 лет. 

Последний этап — поход в кассу. С собой нужно иметь справку о среднедневном доходе за последние 2 месяца. Возмездный донор, помимо компенсации за рабочие дни, может получить от 103,91 рубля за сдачу цельной крови до 381,03 рубля за сдачу клеток крови, полученных цитаферезом (за 8 доз крови). Плюс 23,09 рубля на питание после донации — эта компенсация полагается и безвозмездным донорам.



Поделиться чудом

Донорство половых клеток у нас пока скорее новинка. Но оно существует: поиск в интернете привел на сайт двух клиник, где можно пройти процедуру. Помочь завести малышей бесплодным парам могут женщины от 18 до 35 лет, у которых уже есть ребенок, и мужчины от 18 до 40 лет. Для участия в программе нужно подготовить выписку из амбулаторной карты, пройти осмотр у терапевта, получить справки от психиатра и нарколога, пройти флюорографию. При себе иметь паспорт. Женщинам придется взять с собой еще результаты ЭКГ, анализа на ВИЧ, сифилис, гепатит С и В, анализ на группу крови и резус‑фактор. 

Елена Новикова, врач‑репродуктолог, кандидат медицинских наук, описывает алгоритм действий для женщин. Сначала — сдача анализов, если все в норме — осмотр гинеколога и УЗИ. Следующий этап — сдача крови на кариотип (носительство генетической патологии) и прием у генетика. Только после всего этого женщину включают в программу донорства. 

Процесс получения ценного биоматериала занимает 8—12 дней. В это время женщине делают инъекции для стимулирования овуляции. Затем для забора яйцеклеток проводится пункция. Ее делают под наркозом, процедура длится 15—20 минут. Послеоперационный период — 2 часа, могут выписать больничный при необходимости. Полученные яйцеклетки замораживают и отправляют на карантин на полгода. Спустя этот срок пациентку вызывают вновь для сдачи анализов. Если результаты хорошие, клетки идут в работу. Вероника Шалепина, врач‑эмбриолог, объясняет: 

— В шестимесячный инкубационный период мы не используем половые клетки — и женские, и мужские. Дело в том, что такие инфекции, как гепатит, ВИЧ, могут иметь серонегативный период, когда инфекция уже есть, но анализы ее не выявляют. Плюс анализы на кариотип — получение результатов занимает около месяца. Так мы будем на 100% уверены, что противопоказаний нет. Сейчас у нас отбракован 1 донор эякулята из 98 и 2 донора яйцеклеток примерно из 90. Это связано с наличием генетических патологий.

Насколько женская донация безопасна? Процедура непростая, но все ориентировано на то, чтобы она прошла без последствий, говорит Елена Новикова:

— Мы не берем женщин для донации больше трех раз. И перерыв между процедурами должен быть не менее 3 месяцев, чтобы это было безопасно.

Для мужчин процесс сдачи половых клеток куда проще. Первый раз нужно сдать спермограмму. Убедиться, может ли доброволец быть донором: есть требования, прописанные законодательно, по количеству, подвижности сперматозоидов и так далее. 

— Например, концентрация должна быть не менее 80 миллионов на миллилитр, подвижность — не менее 60%,— объясняет Вероника Шалепина. — Это высокие требования — выше среднестатистических показателей. 

Если по этому критерию мужчина подошел, он сдает остальные анализы, в том числе для генетических исследований. Проходит осмотр у уролога и генетика. 

Компенсации выплачиваются солидные. Женщины получают в среднем 2500 рублей и более — зависит от количества яйцеклеток. Мужчины — 100 рублей за один раз. 

— Запрос от доноров большой, — говорит Елена Новикова. — Много людей готовы помочь другим стать родителями. В день к нам обращается 4—5 человек по донорству яйцеклеток и 7—8 — по донорству спермы. Но в среднем 1 из 4 не доходит до участия в программе из‑за проблемных анализов. 

Донорство половых клеток, если речь не идет о родственниках, у нас происходит абсолютно анонимно. Паспортные данные донора передаются только в государственный регистр. 

— Для реципиентов и персонала клиники это недоступная информация. Пациенты видят в каталоге только антропометрические данные: рост, вес, тип внешности, цвет глаз, цвет волос. Некоторые доноры по желанию предоставляют детскую фотографию, могут рассказать о своих увлечениях, профессии. Но узнать этого человека на улице невозможно. 



Нарастить доходы

Как правило, волосы скупают постижерные мастерские, где занимаются изготовлением париков, а сейчас добавились парикмахерские, которым волосы нужны для процедуры наращивания.  

 



Сдать волосы можно, если их длина не менее 25 сантиметров. Идеально — от 40—50 сантиметров. Ценятся светлые неокрашенные волосы — за них можно получить надбавку. Определенные категории волос — например, если есть седина — готовы покупать только при хорошей длине. Инга Богданова, менеджер одной из компаний на этом рынке, рассказывает:

— Цена зависит от длины, веса, качества, структуры и цвета волос. При длине 30 сантиметров — примерно 20 рублей за 100 граммов. Детские волосы 60 сантиметров — до 650 рублей за 100 граммов. Универсальной цифры нет. Прямые волосы дороже кудрявых или вьющихся. 

Самые дорогие — детские волосы светлых оттенков. Специалист объясняет, что это из‑за их структуры — они очень тонкие и соответственно легкие. Для париков — отличный вариант, из таких волос получаются самые легкие изделия, при этом волос много. 

— Если человек хочет продать свои волосы, ему не стоит стричь их самостоятельно, — объясняет Инга Богданова. — У любой компании стрижка идет в подарок. Если человек стрижется у нас, мало того что это бесплатно, еще и увеличивается цена на волосы. Причем в разы. Свежеобрезанные волосы — самые дорогие. Те, что были обрезаны давно, теряют структуру и качество и оцениваются дешевле.

От чистого сердца

В следующем году наша страна планирует перейти на безвозмездное донорство цельной крови — таковы и рекомендации ВОЗ. Для сдающих плазму и тромбоциты хотят оставить на выбор: с дополнительной денежной компенсацией или без. При этом для безвозмездных доноров сохраняется компенсация среднего заработка дня донации и может быть предусмотрена возможность получить набор продуктов или деньги, но потратить их можно будет только на питание в определенных учреждениях. Почему это важно? И почему безвозмездное донорство не значит бесплатное? Об этом — беседа с Федором Карпенко, директором Республиканского научно‑практического центра трансфузиологии и медицинских биотехнологий, главным внештатным трансфузиологом Минздрава

— Как сегодня у нас обстоят дела с донорством крови и ее компонентов? Достаточно ли добровольцев?

 

— С 2015 года мы преломили тенденцию снижения числа доноров и сейчас наблюдаем ежегодный рост на 4—5%. По итогам 2018 года у нас было 97 664 донора. В среднем у нас 10,3 донора на 1000 населения. Кровь один человек в среднем сдает 2,4 раза, плазму — 9 раз в год. Этого достаточно, чтобы заготовить необходимое количество крови и ее компонентов для гемотрансфузии, обеспечения страны гемопродуктами. 

— Если брать цифру 10,3 донора на 1000 населения — как мы выглядим в сравнении с другими странами?

— Есть и большее количество — до 40 доноров на 1000 человек. В России сопоставимая с нашей цифра. Кстати, стать донором несложно. У нас производится и выездная заготовка крови: на промышленных предприятиях, в учреждениях образования и здравоохранения. Выезжаем на предприятия по 4 раза в год по предварительной записи. 

— А как донация сказывается на здоровье?

— Стандартная доза — 450 миллилитров плюс 20 мл на анализы. Такая донация считается, во‑первых, безопасной, во‑вторых, возможно, даже несет определенную пользу, потому что организм, грубо говоря, тренируется самообновляться. У донора, который хотя бы раз в полгода сдает кровь, механизмы обновления крови более эффективны. Моложе эритроциты — а они со временем теряют свои качества, способность переносить кислород. 

Также были исследования на уровне ВОЗ, которые показали, что средняя продолжительность жизни доноров выше по сравнению с обычным человеком. Плюс стремление вести здоровый образ жизни — донорство это подразумевает. И это обязательство не перед врачами, а перед реципиентами, которые получат кровь. 

— Развитие безвозмездного донорства — мировой тренд. Мы идем по тому же пути. 

— Предполагается, если тебе донорские деньги нужны здесь и сейчас, ты пойдешь на любые нарушения, только чтобы их получить. Соответственно можешь умышленно скрыть параметры своего здоровья. Человек, который мотивирован альтруистично, не имеет причин скрывать свои болезни. 

Хотя все равно практически всегда у людей присутствует смешанная мотивация. Но ряд исследований продемонстрировал, что количество маркеров инфекции отличалось у платных и безвозмездных доноров не в пользу первых. 

— Много ли желающих сдавать кровь безвозмездно?

— Очень важный момент: безвозмездное — не равно бесплатное. Для сохранения здоровья и по нормам ВОЗ служба крови может выполнить определенные мероприятия. Освободить человека от работы в день донации — это дополнительная гарантия его безопасности. Обеспечить качественное питание — это нужно, чтобы организм восстанавливался. Эти компенсации сохраняются для безвозмездных доноров. Мы по сути заключаем джентльменское соглашение: гарантируем безопасность здоровья и даем компенсации, чтобы человек мог вести здоровый образ жизни. Но не просто деньги, которые можно потратить на что угодно.

Вообще, по всем этическим нормам продажа органов, тканей запрещена. Должен соблюдаться принцип финансовой нейтральности: донор не должен получить прибыли от сдачи крови, но и не должен понести никаких убытков. Это и есть принцип безвозмездности. 

Как в других странах? К примеру, в Латвии, где нет понятия о платном донорстве, выдается освобождение от работы и сертификат примерно на 20 евро, по которому ты можешь пойти и купить продукты, которые тебе помогут восстановиться.

У нас за 4 года почти в 8 раз выросло количество безвозмездных донаций. Я вижу ресурсы к тому, что наше общество готово сдавать кровь безвозмездно. В 2013 году таких донаций было 1,5%. В 2018‑м — 26,6%. А в Брестской области, например, 39,9% — самый высокий показатель по стране.

— Чем можно дополнительно мотивировать безвозмездных доноров?

— Самое главное: кровь нужна. Мы не зарабатываем на ней. Чувство сострадания есть в каждом из нас. Наша задача, службы крови, чаще об этом говорить и поднимать престиж донорства. Это норма для любого общества и одно из подтверждений того, что общество развивается. Если любого из нас подвести к кровати пациента, который умирает, и дать выбор, сдать или не сдать кровь, по‑моему, ответ очевиден. Мы работаем на самих же себя, на наше общество. 

Мы за развитие корпоративного донорства. В этом году к выездной заготовке стали подключаться частные компании. Крупные ИТ‑фирмы, где важна социальная ответственность. Так приходит тренд: если у меня успешная компания, почему мы не можем еще и обществу помочь. Россия тоже пошла таким путем. 

— А вы сами сдаете кровь?

— Конечно. Последний раз на День донора, 14 июня. Еще одна донация осталась до звания почетного донора. Среди медработников таких много. У нашего министра здравоохранения, к слову, редкая группа крови — такая только у 15% населения. У меня вторая положительная — самая распространенная. Но ее и нужно больше всего. 

Автор: gavrusheva@sb.by

https://www.sb.by/articles/vozobnovlyaemyy-resurs-donorstvo.html